Среда, 24.10.2018, 00:32
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Мини-чат
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 44
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Друзья сайта
Главная » 2013 » Июль » 4 » Клятва Гиппократа
17:42
 

Клятва Гиппократа

Клятва Гиппократа

Культура Эллады достигла столь высокого уровня благодаря деятельности выдающихся личностей, представлявших почти все области человеческого знания. В политике огромную роль сыграл Перикл, в истории — Геродот и Фукидид, в философии — Сократ, Платон, Левкипп, Демокрит, Эмпедокл, Анаксагор. Эсхил, Софокл, Эврипид и Аристофан «возвели на трон» литературу, Поликлет и Фидий — ваяние и архитектуру. Самым выдающимся медиком древности стал Гиппократ.

Имя врача и педагога Гиппократа (460–356 годы до н. э.) в сознании многих людей связывается со знаменитой клятвой, символизирующей врачебную этику. Высказывая отрицательные суждения о храмовом врачевании, автор в очередной раз призвал ученых разделять специалистов и шарлатанов. Позволяя судить о практической деятельности ранних медицинских школ Греции, клятва Гиппократа отличается стремлением утвердить высокие моральные нормы профессии.

«Клянусь… я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла… Чисто и непорочно я буду проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я не вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами. Что бы при лечении — а так же и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует разглашать, я умолчу, считая подобное тайной. Мне… да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена. Преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

Популярная история медицины

Гиппократ


При всей справедливости некоторые места клятвы вызывали сомнения, например фраза об отказе от сечения, столь популярного у египтян. Возможно, в то время греческие медики имели четкую специализацию и не имели права вторгаться в чужую сферу, не будучи уверенными в собственной компетентности. В XVII веке хирург Рене де Моро трактовал спорную фразу Гиппократа как «я не буду кастрировать», чем вызвал бурный протест коллег. Двумя столетиями позже немецкий философ Теодор Гомперц представил еще один оригинальный перевод: «Я не буду кастрировать даже тех, которые страдают каменным утолщением яичка». Однако и эта версия была с возмущением отвергнута.

Слова, касающиеся опасных препаратов и врачебных тайн, в немецком варианте преобразованы в государственный закон. В соответствии с германским законодательством медик несет наказание за разглашение профессиональных секретов, хотя Гиппократ ставил вопрос гораздо шире. Он имел в виду негласную этику врача, запрещавшую ему разглашать сведения, которые могут нанести моральный ущерб больному. Член профессиональной медицинской школы не должен быть сплетником, подрывающим авторитет всей организации. В Новое время по подобию клятвы древнегреческих медиков составлялись университетские присяги, произносимые докторами при получении степени. Адаптированная к современным условиям «Клятва» составляет обязательный ритуал выпускника медицинского вуза.

Человек, прозванный отцом медицины, стал автором огромного наследия, включающего в себя 72 больших медицинских трактата. Еще до начала нашей эпохи книги «Гиппократова сборника», самого знаменитого произведения косского врача, были переведены на латинский, сирийский и арабский языки. Его учение оказало влияние не только на древнегреческую, но и на современную медицинскую практику.

Самая ранняя из сохранившихся биографий принадлежит Сорану Эфесскому, осветившему профессиональный путь Гиппократа лишь пять столетий спустя после его смерти. Знаменитый греческий врач принадлежал к славному роду Асклепиадов с острова Кос, где родился и получил начальное медицинское образование. Его отец Гераклид, так же как многие мужчины семейства, успешно занимался врачеванием, постепенно приобщив сына к своему искусству. Беспокойная натура потомка Асклепия не позволяла ему подолгу задерживаться на одном месте. В молодости он много путешествовал, изучая медицину разных государств. Античные историки вскользь упоминали о поджоге, обвинение в котором якобы заставило Гиппократа покинуть Кос.

Скудные сведения из древних сочинений почти не дают представления о жизни великого целителя. Маршрут его странствий можно вообразить по названиям городов в трактатах, по рассказам местных врачей, по таблицам обетов, некогда висевшим на стенах асклепионов. В большинстве описаний, оставленных самим Гиппократом, упоминаются Фасос — небольшой остров в Эгейском море, а также ближайший к нему материковый город Абдеры. В разные годы он посещал Кизик, расположенный на берегу Мраморного моря, практиковал в Лариссе и Мелибее — крупных городах Фессалии. Отсутствуют сведения о супруге медика, но известны имена его сыновей — Фессал и Дракон, которые так же, как и отец, занимались врачеванием. Последние годы Гиппократ провел в Лариссе, где скончался в возрасте 104 лет. Горожане почтили память прославленного медика, воздвигнув на его могиле памятник с надписью:

Здесь погребен Гиппократ,

Фессалиец, рожденный на Косе.

Феба он был самого, корня бессмертного ветвь.

Много болезни врачуя, трофеев воздвиг Гигее,

Много похвал заслужил — знаньем, не случаем.

Главной заслугой Гиппократа считается утверждение научной основы всякого рода врачевания. Будучи приверженцем рациональной практики, он оспаривал ложные философские теории, часто противоречившие экспериментальной медицине. Гиппократ рассматривал медицину и философию как тесно связанные науки, хотя старался определить границу их взаимодействия. Все его произведения отличает гениальная наблюдательность и логика умозаключений. Обобщения основаны на собственных наблюдениях, проверенных фактах, из которых естественным образом вытекали заключения. Дошедшие до современников разделы «Гиппократова сборника» состоят из самостоятельных сочинений. Написанные в разное время, некоторые из них являются частями когда-то единого труда. Комментаторы обнаружили повторы, выявили неточности и явно чужое авторство. Наряду с подлинными работами Гиппократа, в сборнике помещены сочинения других медиков, что никак не умаляет огромной ценности этого произведения. Высказывались предположения, что «Гиппократов сборник» представляет собой незначительные остатки медицинской библиотеки, но отнюдь не работы авторов одной школы. Все сочинения свидетельствуют о больших знаниях ученого, о его профессиональном мастерстве и клиническом опыте. Однако среди исследователей есть сомнения относительно сочинений, принадлежащих самому Гиппократу.

После длительного анализа содержания был сделан вывод о том, что сборник относится к I веку н. э. В то время врач Эротиан, практиковавший в правление Нерона, составил словарь терминов, принадлежащих Гиппократу. Сохранились также комментарии к основным сочинениям косского медика, написанные Галеном во II веке н. э.

Если некоторые части сборника датируются временем жизни Гиппократа, то трактат «О древней медицине» был написан еще в V веке до н. э. Рассматривая проблему обучения искусству врачевания, автор (не Гиппократ) отвергал объяснение причины недуга взаимодействием натурфилософских качеств: теплое, холодное, влажное, сухое. Здесь указывается на большое значение диеты и определяется роль пресловутых «соков» организма. Выражая мнение своих коллег, автор подчеркнул тот факт, что врачевание связано с относительными, но не с абсолютными моментами. Иначе говоря, полезное для одного в определенных условиях вредит другому или полезное в одно время может быть вредным в другое.

Способность к прогнозированию, основанному на изучении аналогичных случаев, определила прижизненную славу Гиппократа. Сочинение «Прогностика» охватывает обширную симптоматику, на основании которой можно делать благоприятное или неблагоприятное предсказание относительно исхода болезни. Данный труд является свидетельством гениальности автора, доказывая его замечательную наблюдательность и большой практический опыт. Гиппократу были знакомы многие признаки заболеваний, являющиеся важными для диагноза. Он обстоятельно изучал характер выделений — таких, как мокрота, экскременты, различая их при разных формах болезней. При осмотре пользовался собственными методами: простукивание, выслушивание, ощупывание, но, вероятно, в самой примитивной форме. Отмечая ход болезни, он уделял наибольшее внимание различным стадиям, особенно лихорадочным и острым, причем устанавливая дни кризиса, когда организм делает попытку освободиться от «несваренных соков».

Один из собственных трудов Гиппократ посвятил хирургии, подробно изложив ход операции, описав заболевания внутренних органов. Каких бы взглядов ни придерживались его практикующие последователи, общественное мнение в Греции всегда отрицательно относилось ко вскрытию трупов. Поэтому греки постигали анатомию при изучении ран. Хирургический трактат удивляет точным описанием черепных швов и поразительной рекомендацией производить трепанацию черепа в случаях контузии или трещины.

Из сочинений видно, насколько высоко в Древней Греции поднялось искусство оперативного лечения. Раздел начинается с трактата «О врачебном кабинете», где автор дает рекомендации начинающим хирургам относительно инструментов и многообразных способов перевязок, имеющих место даже в современной медицине. Однако опытный медик не нашел бы здесь ничего полезного; вероятно, сочинение предназначалось для преподавания, хотя некоторые находят его крайне сумбурным и малопонятным.

Иное мнение сложилось после прочтения книги «О переломах». Ученые относят эту работу к лучшим произведениям Гиппократа, имея в виду скрупулезность в описании симптомов, приемов лечения, оптимальность анатомических сведений, что предполагает немалый практический опыт. «Большинство врачей лечат переломы в первые дни, — писал Гиппократ, — и с раной, и без раны, с неочищенной шерстью, представляя это нечуждым искусству. Поэтому к тем, кто при свежих ранениях употребляет шерсть, не имея свежих повязок, должно иметь снисхождение, ибо, не имея бинтов, нельзя найти ничего лучше шерсти для перевязки. Только в этом случае шерсть должна быть в большом количестве, хорошо раздерганная и нежесткая. В малом же количестве и дурная шерсть мало имеет значения».

Немного позднее была написана книга «О вправлении суставов», представлявшая автора как инициативного клинициста, увлекавшегося механическими методами вправления. По мнению Гиппократа, «самое правильное растяжение плеча таково: подвесить дерево, привязавши его веревкой. Человек пусть сядет на высокий стул, поместивши руку выше дерева, чтобы ручка лежала под мышкою симметрично, но он будет немного подвешен. Положивши на седалище кожаную подушку на такой высоте, которая соответствовала бы локтю, помещенному под прямым углом, перекинуть ремень из кожи и подвесить на него тяжелый груз. Пока какой-либо крепкий мужчина будет тянуть локоть вниз, врач пусть приступает к рукодействию стоя, поместивши ногу на более возвышенном месте… Кость плеча укрепляется обыкновенно в продолжение 40 дней».

«Головы человеческие совершенно не похожи между собой…» — вполне справедливо заметил Гиппократ, начиная трактат «О ранах головы». В зависимости от наличия выпуклости в передней или в задней части черепа, а также в двух направлениях автор различает степени опасности травм. Самым удивительным здесь является систематичное, последовательное описание ран, несомненно, полученных в бою. Между тем в биографии Гиппократа нет указаний на причастность к полевой хирургии. Имеются смутные свидетельства относительно его сына Фессала, принимавшего участие в Пелопоннесской войне. Однако собрать такой обширный материал мог только военный врач, много раз сопровождавший войско в походах.

Гиппократ разделял причины болезней на общие и личные. К первым относились вредные влияния климата, почвы, ко вторым — наследственность, условия жизни и труда, питание, возраст. Нейтральное действие на организм всех указанных условий определяет здоровье. Гиппократ заложил основы рациональной диетики, указав на необходимость «питать больных, даже лихорадочных», что, к сожалению, было забыто на долгие века. Он разработал диеты, приспособленные к различным формам болезней: от острых до хронических.

Книга «О воздухах, водах и местностях» занимает прочное место в истории медицинской науки. По мнению комментаторов разных эпох, автор был, несомненно, опытным практиком. Приступая к анализу влияния на здоровье факторов окружающей среды, он привел вполне логичные доводы. Например, болезни или предрасположенность к ним в некоторых случаях определены погодными условиями (жарким летом или дождливой зимой). Среди факторов, сильно влияющих на здоровье, в сочинении упоминаются местные климатические условия: направление ветра, а также положение города относительно сторон света.

Популярная история медицины

Аппарат для растяжения плеча конструкции Гиппократа


По мнению Гиппократа, плохое качество питьевой воды является одной из основных причин множества заболеваний. Медик давал советы, перечисляя признаки определения чистого источника.

Вторая часть сочинения посвящена воздействию климата на формирование национальных типов. Здесь автор показал глубокие знания физических качеств чужеземных народов, особенно скифов, некогда обитавших на территории современной Украины.

Гиппократ полагал, что наследоваться могут не только врожденные особенности (цвет глаз), но и приобретенные. В этом случае он ссылался на варваров, у которых существовала традиция удлинять череп новорожденного, предполагая, что именно так приобреталась предрасположенность к измененной форме головы.

В семи книгах, собранных под названием «Эпидемии», дано объективное отображение некоторых случаев, а также представлена общая статистика заболеваемости вкупе с попыткой соотнести нездоровье с климатом данной местности. Вопреки названию автор посвятил всего один раздел массовым инфекционным заболеваниям (эпидемия рожи, III часть), подробно рассмотрев болезни эндемические, то есть постоянно существующие на какой-либо территории. Сведений о лечении здесь довольно мало, но четко прослеживается мысль о том, что анализ частных случаев непременно приводит к принятию правильного вывода о терапии. Впоследствии подобного рода исследования привели к формированию нового направления медицинской науки — прогнозированию болезней.

«На острове Фасосе к осени были непрерывные и тихие дожди при южных ветрах… малые дуновения северных ветров, сухость. Когда в начале весеннего времени состояние атмосферы сделалось почти противоположным, у многих появились жгучие лихорадки с весьма легким течением, причем у немногих только были кровотечения из носа и никто не умер. Но у многих стали появляться опухоли около ушей; большинство переносило их без лихорадки, но некоторые чувствовали жар…» Гиппократ следил за развитием заболеваемости на острове несколько лет, отметив явную зависимость тяжести, симптомов и исхода заболеваний от погоды в определенный сезон. Таинственный недуг уносил жизни обитателей острова весной, тотчас после сухой зимы, особенно сильно действуя на людей цветущего возраста, обладавших крепким здоровьем и занимавшихся гимнастикой. Женщины болели редко.

Противоположная картина наблюдалась после холодной и дождливой зимы, за которой следовала ветреная, сырая весна. «Зимой большинство чувствовали себя здоровыми, но в начале весны многие постоянно болели. Прежде всего начались катаральные болезни глаз, болезненные, с несваренным выделением. На глазах небольшие гнойные корочки, у многих с трудом отделявшиеся; рецидивы окончились только к осени. Летом болели дизентерией и страдали лиентерией (поносом)». В целях более глубокого анализа медик представил истории похожих заболеваний, имевших место в Ларисе и Абдерах.

Исследователей поразила большая смертность среди пациентов Гиппократа на острове Фасос: умирала почти половина заболевших. Один из современников автора назвал трактат «размышлением о смерти», хотя нетрудно предположить, что опытный врач намеренно освещал самые трудные случаи. Позже появились замечания, касающиеся малочисленности указаний на лечение. Гиппократа несправедливо называли «наблюдателем, натуралистом, который оставляет умирать своих больных, ничего им не предписывая». Однако факт лечения зафиксирован даже в этом сочинении; больным прописывались промывательные свечки, очистительные клизмы, припарки, кровопускание, обливания головы. Возможно, автор «Эпидемий» вовсе не ставил целью останавливаться на терапии, изложив подробности в других трудах.

В сочинении «О режиме» автор не утруждал себя размышлениями о том, действительно ли вещие сны посылаются богами в тех или иных целях. Гиппократ согласен оставить исследование этого вопроса профессиональным толкователям снов. Он лишь отметил, что многие сны могут быть результатом определенных состояний человеческого организма. В этом случае толкователи бессильны; их единственной рекомендацией могла быть только молитва. Однако «…молитва — это хорошо, но, взывая к богам, человек должен взять часть ноши на себя».

«О режиме» — самое раннее произведение в области профилактической медицины. В трактате «О диете при острых болезнях» огромное значение придается правильному режиму (от греч. diaita — «образ жизни»). Древнегреческие медики вкладывали в понятие «диета» широкий смысл, подразумевая образ жизни больного, определявший быстрое восстановление здоровья. Гиппократ ярко представил методы косской школы, взявшись критиковать принципы медиков Книдоса. Оставаясь сторонником индивидуального подхода к каждому пациенту, он подбирал комплексное лечение сообразно особенностям недуга. В противоположность этому в Книдосе всем пациентам назначалась одинаковая терапия.

Во времена Гиппократа физиология находилась в зачаточном состоянии. Медики подозревали о наличии кровеносных сосудов, считая их проводниками не только крови, но и других субстанций. Значение сердца, различие между венами и артериями было эллинам неведомо. Понятие «артерия» обозначало все крупные сосуды, в том числе трахеи. Кровеносные сосуды, по их мнению, переносили воздух ко всем органам: «Тот воздух, который идет в легкие и кровеносные сосуды, заполняет полости тела и мозг и тем самым доставляет разумение и приводит конечности в движение».

Сочинение «О священной болезни» посвящено эпилепсии; начало эпилептического припадка примитивно объясняется закупориванием кровеносных сосудов флегмой. Несмотря на наивность суждения, Гиппократа трудно заподозрить в некомпетентности. В современном варианте эта идея представлена принципом насыщения крови кислородом и его связью с сознанием и мышечной деятельностью. Косские медики объясняли, каким образом происходит усвоение пищи, которая затем превращается в ткань, кровь, кость. Самым распространенным являлся следующий тезис: пища содержит невидимые частицы всех тканей организма; они разделяются и накапливаюся в теле.

Не обойдя молчанием вопросы гинекологии и родовспоможения, Гиппократ продемонстрировал обширные знания в трактатах «О женских болезнях», «О болезнях девушек», «О семимесячном плоде», «О восьмимесячном плоде». Комментаторы последующих эпох отметили наивность и ошибочность многих моментов этих сочинений, но объяснили их доминированием практики над теорией. Среди сочинений по акушерству выделяется труд «О рассечении плода в матке», по которому виден низкий уровень профессионального мастерства врачей гиппократовой школы. Странное утверждение, что семя собирается из всех частей тела, сходно с идеей роста тканей организма за счет отделения от пищи мелких однородных частиц. В то же время другой теории, способной объяснить возникновение живого организма, тогда не существовало.

В «Гиппократовом сборнике» немного места отведено сложной проблеме взаимоотношений медицины и религии. В силу своей невежественности люди древности были склонны связывать недуг с гневом богов. Гомер объяснял эпидемию в греческой армии под Троей яростью Аполлона. Гиппократ мягко высмеивал религиозные представления, касающиеся происхождения болезней, зная, что в основе всякого природного явления лежат естественные причины. Эта же проблема затронута в разделе «О священной болезни», где Гиппократ резко осуждал магические методы знахарей. Не имея представления о природе эпилепсии, мнимые доктора лечили ее песнопениями и очистительными ритуалами. Столь острая критика не имела целью оскорбить религиозные чувства граждан Греции. Как практикующий врач, Гиппократ обратил гнев на «магов, очистителей, шарлатанов и обманщиков, которые прикидываются имеющими благочестия более всех других и больше всех других смыслящими».

Работа «Афоризмы» является собранием многолетних наблюдений и советов, заимствованных из ранних сочинений. Здесь даны не только краткие обобщения; в некоторых высказываниях подробно описан ход болезни, оттого специалисты находили их весьма полезными. Остроумные мысли великого медика вполне заслуживают прочтения без всякой пользы, только для того, чтобы постичь гений автора.

«Жизнь коротка, путь искусства долог, удобный случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно. Поэтому не только сам врач должен употреблять в дело все, что необходимо, но и больной и окружающие, и все внешние обстоятельства должны способствовать врачу в его деятельности».

«Старики весьма легко переносят пост; во вторую очередь — люди взрослые, труднее — люди молодые, а всех труднее — дети, и из этих последних — те, которые отличаются слишком большой живостью».

«Дети, которые еще растут, имеют весьма много врожденной теплоты и поэтому нуждаются в обильной пище; в противном случае тело их истощается. Но у стариков остается мало теплоты; потому они довольствуются малым питанием, ибо от избытка последнего теплота легко бы исчезла. Через это самое лихорадки у стариков не так остры, ибо тело у них холодное».

«Сон и бессонница, то и другое сверх меры проявляющееся — худой знак».

«Ни насыщение, ни голод и ничто другое не хорошо, если переступает меру природы».

«Беспричинная усталость предвещает болезнь».

«У всех, кто, страдая какой-либо частью тела, не чувствует совсем страдания, у тех болен ум».

«Старики вообще гораздо меньше болеют, чем люди молодые. Но если у них бывают какие-либо болезни хронические, эти последние большею частью кончаются вместе с их жизнью».

«Весьма толстые умирают внезапно чаще, чем худые».

«Из натур человеческих одни хорошо или дурно приспособлены для лета, другие — для зимы».

«Осенью болезни бывают самые острые и самые смертельные; весна, напротив, самое здоровое время и менее всего несет смертности. Осень — плохое время для чахоточных».

«Все холодное, например снег и лед, вредно для груди, возбуждает кашель, производит кровотечения и катары».

«Если у кого ночью является желание пить вследствие сильной жажды, то для них заснуть — хорошо».

«Подкуривание ароматическими веществами вызывает у женщины месячное очищение; оно было бы полезно и во многих других случаях, если бы не производило тяжести в голове».

«Женщина беременная, если носит мальчика, имеет хороший цвет лица, если девочку — нехороший. Женщины, необыкновенно худые, склонны к выкидышу, пока не начнут толстеть».

«Если у беременной женщины сделается в матке рожа, то это смертельно».

«Женщине, если хочешь задержать у нее месячное очищение, приставь к груди самую большую банку».

«Те, у кого кожа натянута, суха и жестка, умирают без пота. У кого кожа мягка и редка, те — с потом».

«В хронических поносах появляющаяся кислая отрыжка, не бывшая прежде, есть хороший знак».

«У одержимого икотой появление чихания прекращает икоту».

«У страдающих сумасшествием, если появляется расширение вены или геморрой, то бывает прекращение сумасшествия».

«Если страх и печаль долгое время будут угнетать, то это признаки меланхолии».

«Евнухи не страдают подагрой и не бывают лысыми».

«Болезни глаз прекращает питье чистого вина или ванна, припарка, кровопускание или слабительное».

«У лысых не бывает большого расширения жил; если же оно у них наступает, когда они лысы, волосы снова начинают расти».

«Бред, бывающий вместе со смехом, менее опасен, но бред серьезный более опасен».

«Губы синие и отвислые, вывороченные и холодные — признак смертельный. Уши холодные, прозрачные и сжатые — признак смерти. Имеющий густой туман в глазах, отвращающийся от света, одержимый сонливостью и большим жаром — безнадежен».

«Наступление смерти бывает, если теплота души вверху пупа восходит к месту выше грудобрюшной преграды и вся влага будет сожжена… Затем душа частью через кожу, частью через те отверстия в голове, откуда мы говорим, покидает телесное жилище, холодное, получившее вид смерти».

«Чего не излечивает лекарство, излечивает железо. А чего железо не излечивает, исцеляет огонь. А чего огонь не исцелит, то должно считать неизлечимым».

Просмотров: 298 | Добавил: mandow | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Copyright MyCorp © 2018Конструктор сайтов - uCoz